LIT.TJ - классическая персидско-таджикская поэзия

Главная

Список поэтов

Джами

Хаджу Кирмани

Низами

Рудаки

Руми

Саади

Хафиз

Амир Хосров Дехлеви






Хаджу Кирмани, «Красавец Сирии – закат – надел печальный свой убор...»


* * *
Красавец Сирии – закат – надел печальный свой убор,
Эфа серебряный из уст свой шарик золотой простер.
Утратил небосвода перст блеск Сулейманова кольца.
На Ахримановом пути твердыней замок стал в упор.
Ночь негритянка, пожелав чужие царства взять в полон,
К вратам Хатана подступив, разбила пышный свой шатер.
Мать мира древняя сосцы нарочно вычернила тьмой,
Чтоб ей младенец солнце грудь не стал сосать наперекор.
На рынке мира небосвод торг самоцветами ведет,
Лазурный с жемчугом поднос у входа ставит на ковер.
Полуденного шаха двор в края сирийские ушел,
Хосров из Индии набег свершил в страну китайских гор.
В темнице солнце пленено, как лунный лик у египтян,
А полюс, что старик Якуб, в дому тоски слезу отер .
Небесный кравчий, правя пир, взял в руки кубок золотой,
Он мути нацедил в кувшин там, где сомкнулся кругозор.
Вчера, когда моей души от скорби таяла свеча,
Одна из звезд, палящих грудь, мне озарила их собор.
Сгорела в пламени души недолгого терпенья нить,
И птицу сердца, всю в крови, спалил на вертеле костер.
Мой еле слышимый напев – полуночной печали стон,
Мой недожаренный кебаб от крови сердца стал остер.
Я ныне жалкий, честь моя погибла в пламени вина,
Истерзан и ограблен я, барбат звенящий – вот мой вор.
От колыбели у людей пророком названный Махди
С вершин величья на меня величественный кинул взор,
Сказав: доколь в смятенье нег твоя сердечная свеча,
Дымя без нити, будет тлеть? Ответствуй, – до каких же пор?
Ты будешь долго ли пытать в теснине этой сердца пыл?
Потайно сердце отдавать в заклад несчастью, на позор?
О встань, как Иса, и взлети на изумрудный тот престол,
Руками вырви очи звезд, казни их равнодушный хор!
Ты Водолеево ведро у старца неба отыми!
С султана полдня ты сорви его венец, будь смел и скор!
А ежели захочешь ты на полюс неба залететь,
Похить трех жен у Мертвеца и прочь умчись во весь опор!
Ты пламя солнца разогрей, перо волшебное сожги!
Ты небу голову сруби! Кинжал Бахрама – твой топор!
Нейди тропой игры пустой, – иди божественной тропой,
Ты рук беспечностью не мой, – таков наш будет уговор.


Перевод Сергея Шервинского



Рудаки

Рудаки


Омар Хайям

Омар Хайям


Джами

Джами


© LIT.TJ, 2011